Наручники для Максима ЯковлеваПравоохранительные органы Киргизии наложили арест на все имущество крупного петербургского бизнесмена Максима Яковлева. Его обвиняют в совершении мошенничества в особо крупном размере и собираются объявить в международный розыск по линии Интерпола.

Пожалуй, это первый случай, когда Киргизия так ополчилась на российского гражданина – речь, по словам киргизских следователей, идет чуть ли не о подрыве экономической безопасности страны.

Эта история в очередной раз привлекла внимание экспертов Государственной думы РФ, которые считают, что институт выдачи преступников в международном праве несовершенен, а потому борьба с преступ­ностью не так эффективна, как хотелось бы.

Максим Яковлев, преуспевающий петербургский бизнесмен, являлся совладельцем торгового комплекса «Гранд-Каньон», входил в состав совета директоров Кировского завода.

Но сегодня его основной бизнес заключается в производстве этикеток и упаковок для продуктов питания и товаров народного потребления.

Среди его заказчиков – крупные российские и иностранные компании (в их числе Фабрика им. Крупской, «Красный Октябрь», Coca-Cola, Mars). Именно упаковка и стала причиной грандиозного криминального скандала.

По версии киргизского следствия, Максим Яковлев в составе организованной группы так поработал в Бишкеке, что нанес ущерб более чем 1,5 млн долларов.

В результате искусно разыгранной комбинации при закупке типографского оборудования деньги были переведены на счета компании, зарегистрированной в кипрском офшоре.

Сегодня Государственный комитет национальной безопасности Киргизской Республики наложил арест на все имущество Яковлева с исчерпывающей формулировкой: «Где бы оно не находилось и в чем бы оно не выражалось».

Интересно, что кроме упаковочного бизнеса петербуржец еще успешно торгует косметикой и БАД на основе стволовых клеток – только не человеческих, а растительных, к примеру, томатов (эти препараты якобы лечат все болезни вплоть до рака). Одним словом, киргизским следователям есть что конфисковать.

Правда, по закону любое государство не выдает своих граждан, совершивших преступление на территории чужой страны. По международному праву можно направить уголовное дело для расследования в ту страну, гражданин которой совершил преступление. Но этот процесс долгий и сложный, занимает несколько лет и часто заканчивается ничем.

После того как бизнесмена объявят в международный розыск, путь в эту страну (как и в любую другую) будет ему заказан. Такова международная практика.

Правоохранительные органы блокируют въезд преступникам, находящимся в розыске, куда бы то ни было – это значит, что они уже никогда не могут покинуть пределы своего государства.

Впрочем, существуют еще и другие, неформальные способы привлечь злоумышленника к уголовной ответственности.

К примеру, как рассказали «Петербургскому дневнику» петербургские оперативники, еще несколько лет назад они прос­то ехали в страны Союза Независимых Государств, ловили преступников на месте и привозили их в Северную столицу в наручниках. В рапортах писали, что «гражданин добровольно согласился проследовать в Россию».

Не исключено, что киргизские оперативники тоже привезут бизнесмена Максима Яковлева в Бишкек якобы «добровольно». Уголовное дело петербургского предпринимателя находится под личным контролем генпрокурора Киргизской Республики – там говорят, что это вопрос профессиональной чести.

По словам следователей, против Яковлева скоро будет возбуж­дено еще одно уголовное дело – на этот раз по рейдерскому вооруженному захвату предприятия в Бишкеке.

Ульяна Волошина
Петербургский дневник